yohari: (Default)
В дополнение к предыдущему посту
Короче... то, что со мной происходит, вполне нормально! Пугаться и не доверять себе и своим чувствам не надо. Тем более когда все подкрепляется хорошей памятью и аналитическим мышлением.

Источник текста здесь
Где-то в интернете мне попадалась байка про профессора московского психфака, который первую лекцию для первокурсников начинал с предупреждения: "По мере продвижения в психологии все ваши существующие семьи и отношения развалятся, друзья отвалятся, а круг общения полностью поменяется".

Read more... )
yohari: (Default)
Очень интересный опыт, перекликающийся с моим! Это уже не первый пост, попадающийся на глаза в последнее время, на тему изживших себя отношений, токсичных друзей и людей в окружении. Интересно!!


А думала-то, что у меня серьезные проблемы и что после терапии и последних лет осмысления, внутренних перестроек, установления границ в общении, что-то не то со мной, что отталкиваю от себя ранее близких людей. С другой стороны, чувствую очищение. Больше не блокирую и не сомневаюсь в себе, когда чувствую фальшь, неискренность со стороны других. Вежливость, отношения со мной из-за своих каких-то мотивов или полезности для себя перестала рассматривать, как дружбу. Перестало коробить то, что раньше причиняло боль.

Для полноты текст от [livejournal.com profile] aleforion, который прояснил то, что пыталась собрать из разрозненных мыслей и чувств,
отсюда:
Нет ничего более едкого, чем попытки других людей обломать вам крылья и убедить в собственной никчёмности. Зачем они это делают, понятно. Причины могут быть разными, а результат воздействия один - забрать ваш ресурс. В свою или чужую пользу - дело десятое. Противостоять этим индукциям трудно, поскольку они архетипичны. Причём есть определённая закономерность - чем тоньше настроен человек, тем ему труднее верить в себя и идти своим путём, тем больше шансов стать "кормом". И тем больший потенциальный ресурс у него есть.

Есть масса установок уровня житейской, народной и прочей мудрости, обосновывающих нашу добровольную сдачу в руки индукторов. Мы терпим людей, поедающих нашу самооценку, потому, что привыкли делать это с детства.
Но во взрослом состоянии мы можем самостоятельно решать, с кем общаться, и сформировать свой круг из тех, кто нас искренне поддерживает.

Если в процессе разговора человек постоянно стремится вызвать у собеседника чувство лёгкой, или тем более, тяжёлой, неполноценности, рациональные доводы для продолжения общения с ним перестают работать. Разве только для проверки собственной эмоциональной реакции, насколько все теневые фигуры проработаны, не резонирует ли какая...


Originally posted by [livejournal.com profile] transurfer at Делимся опытом

У меня вопрос про смену окружения в процессе работы в терапии.
Пошел третий год терапии и окружение "посыпалось". Сначала отвалились совсем поверхностные, устаревшие отношения, они не звонят, я не звоню, чувство вины не испытываю - это не сложно. Но теперь уходят более глубокие контакты - дружба юности и детства. Это все проходит через разочарования, понимание что с этими людьми может быть хорошо, весело и даже можно получить поддержку, но цену, которую я обязана платила за эту поддержку я больше платить не хочу. Очень горько, стою посреди освобождающегося пространства, а люди вокруг "лопаются". А нового пока ничего не появляется. ощущение, что с этими людьми уйдет вся память юности. Как пережить этот период пустоты и не наступить себе на горло в желании наладить контакты? Кто-то уже проходил через это? Как? И что у вас случилось после этого этапа?


Отвечать можно анонимно.
Просьба к авторам вопросов: отвечая анонимно, пожалуйста, обозначайте себя как топикстартера/автора вопроса.
Прислать свою ситуацию для обсуждения можно тут.
yohari: (Default)
То есть вместо того, чтобы строить грандиозные планы и ждать по щучьему веленью возникновения в вас потока энергии, надо развивать ресурс, вкладывая ту небольшую энергию, которая есть, понемножку, следить за результатом, не натягивать корон, растить мотивацию. Мотивация растет одновременно с ростом достижений. И это то, что позволяет людям выживать

Originally posted by [livejournal.com profile] evo_lutio at Зелен виноград


Допустим, у вас есть проблемный ресурс.

Фрустрация работы и экономики (неохота работать, неохота зарабатывать, а надо).

Фрустрация любви и секса (неохота знакомиться ни с кем и заводить отношения, а надо бы).

Фрустрация имиджа и здоровья (неохота придерживаться правильного питания и идти в зал, а надо бы).

И так далее.

Вы анализируете и приходите к выводу, что проблемы ваши связаны с недостатком мотивации.

Read more... )

yohari: (Default)
В ответах на очередную трагичную историю из серии 'вопросы-ответы' у Яны [livejournal.com profile] miumau насоветовали книги, которые и мне было бы неплохо почитать
Read more... )
yohari: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] evo_lutio at Хорошая женщина


В какой-то момент, годов с 80-ых прошлого века, а местами раньше, появились книги для женщин, где "хорошая девушка" противопоставлялась "стерве". Книги эти были (и до сих пор остаются) разными по качеству, но мысль проводилась одна: нельзя быть хорошей, мужчины любят стерв, нельзя быть хорошей, успешны в личной жизни только плохие.

Трюк был рассчитан на слом шаблона: "хорошее" = хорошо. Действительно, далеко не все, что люди считают хорошим, так уж хорошо. Избавляться от власти шаблонов полезно, однако ломка шаблонов часто имеет побочный эффект, вместе с развенчанием понятий, упраздняются сами ориентиры. То есть вместо того, чтобы написать "нет ничего хорошего в том, чтобы быть ленивой и пассивной" авторы подобных книг пишут: "стань плохой, перестань быть такой хорошей", то есть подвергают сомнению базовую социальную ценность, на которой строится человеческое общежитие: "люди платят добром за добро".

Нет никакой необходимости в том, чтобы называть безвольное женское поведение "хорошим" и призывать женщин становиться хуже. Нужно призывать женщин стать лучше, развив побольше воли и самоуважения.

Посмотрите, например, цитата из одной такой книги ( Шерри Аргов "Мужчины любят стерв"). Книга почти целиком состоит из таких фраз.

Read more... )
yohari: (Default)
Только после ее смерти узнала, какая же она была потрясающая и удивительная женщина



Read more... )
yohari: (Default)
Для high sensitive интровертов с ПТС, к коим отношусь и я, вдруг пригодится - полезные советы, как справиться со сложностями на работе, когда жизненные ресурсы занижены.

Originally posted by [livejournal.com profile] transurfer at Делимся опытом

Добрый день.
Если кто-то прорабатывал такую тему на терапии или имеет что сказать - отзовитесь, пожалуйста.

Ситуация - я травматик, причем и ранний и подростковый и взрослый. При этом сверхчувствительный интроверт.
Полгода прохожу терапию, только начала добираться до каких-то важных моментов.
Ресурса немного.
Сейчас работаю в офисе в крупной компании. Это очень тяжело мне дается.
Огромное количество людей, шум. Постоянная многозадачность.
Сложные взаимоотношения. Интриги. Лицемерие.
Нечеткость границ в служебных обязанностях, которая дает возможность более ресурсным людям навешивать свои обязанности другим.
Не хватает ресурса на постоянный анализ взаимоотношений.
Зачем это мне - все просто: платят прилично. Но, похоже, что скоро эти деньги будут уходить только на лекарства и терапию всех видов.
С другой стороны - без этой работы мне не на что будет жить. Чтобы сменить профиль и уйти на более гибкий график, требуются деньги, время и ресурсы. Это какой-то заколдованный круг.
Видела в каком-то посте, что человек писал, что не выдержал офис и ушел на фриланс. При этом это было сформулировано, как опускание вниз по определенной лестнице.
Как с этим работать? У кого какой опыт?
yohari: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] irka_knopkina at Про нейромедиаторы
Подруга дала ссылку на интереснейшую статью.
Не знаю, как вы, а я всегда очень интересуюсь, что именно внутри меня происходит и почему оно так, а не иначе. Диапазон широк - от внутриклеточных процессов до появления на свет нового человечка (и прочих посторонних жизней).
Выдержка из статьи )

Это кратко, там дальше понятнее все расшифровано, и еще немного есть про формирование нейронных контуров, прочтите - не пожалеете.
Это же чертовски интересно!
Я всегда за собой замечала, что если затеваю что-то, к примеру - заняться спортом или кушать регулярно что-то полезное, но не сильно вкусное, то лучше никому об этом не рассказывать, потому что немедленно после обнародования желание все это делать резко пропадает. И никак не могла понять, почему оно так. А оказалось - все просто!  Рассказав кому-то, я получаю бурное одобрямс, единовременный выброс серотонина вместо небольших порций дофамина - и все, шарик сдулся, потому как удовольствие получено, зачем еще напрягаться и что-то делать?
Понятно, почему я все тосковала по старинным рукодельным посиделкам и пыталась найти подругу-знакомую для совместных походов в спортзал. Работа в команде, в отличие от работы в одиночестве, дает выброс окситоцина, а я знаю и помню, как это приятно.
Понятно, почему существуют люди-нытики, которых хлебом не корми - дай почувствовать себя жертвой и поупиваться этим. Они подсели на эндорфин, и никак не переключатся на другой нейромедиатор, потому что сформировались мощные нейронные контуры.

Я эту статью в закладки добавила, перечитываю уже в третий раз. Кааайф! )))

P.S.
Про зуб и квадратную физиономию.
Болеть к утру перестало,опухоль стала мягче и  уменьшилась. Антибиотики животворящие, однако :)
yohari: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] rikki_t_tavi at Возвращение эмоциональных вложений
Прочитала про очень понравившуюся мне технику "возвращения эмоциональных инвестиций"  у психолога Н.Д. Линде. Полная статья вот тут.

Когда люди не могут забыть бывшую любовь, простить кого-то из прошлого, мучаются по поводу какой-то ситуции, то есть когда они как-то завязаны на события и людей, которых сейчас уже в их жизни может не быть, но завязанность эта реальная - то они не полностью живут в настоящем, часть их сил (или почти все силы!) утекают туда, в эту эмоциональную зависимость. Они чувствуют себя плохо, могут перестать интересоваться текущей жизнью, они непрерывно крутят в голове сожаления или обиды, на счастье или общение с новыми людьми у них может не хватать сил.

Линде это объясняет тем, что люди вложились эмоционально в ситуацию, в других людей - они отдали туда любовь, заботу, доверие, преданность. Но отдали не просто так - они рассчитывали на "дивиденты". Если любовь - их должны любить ответно, если доверие - его оправдывать, если забота - заботиться и о них ответно, если поддержка - то отдавать благодарностью и результатами. И когда такое вложение идет в одну сторону, как в бочку без дна, если человек не получает "дивидентов", у него наступает фрустрация, подкатывает тоска, он все болезненнее  привязывается к той ситуации - ведь столько вложено! И крутит и крутит в голове - как должно было бы быть по справедливости, как его должны любить,  как ему обидно, что воспользовались бессовестно и ничего не дали взамен. И ситуации эти мучительны и отнимают много сил.

А идея в его методе такая - вообразите мысленно все это, что вложено - и заберите обратно! Верните себе вложенные туда инвестиции. Любовь, доверие, заботу - не оставляйте там,  а мысленно верните, заберите у человека, заберите из ситуации. Еще у него описана работа с чувствами по отношению к этой зависимости - нужно представить себе этот гнев, обиду, тоску в виде какого-то предмета, образа. Потом пересесть на стул, на котором этот образ помещен, войти в него, почувствовать изнутри и спросит себя в образе своего гнева или тоски - что ему хочется. Там будут тоже чувства разные - беспомощности, потраченности. И нужно все свое вернуть себе! На другого человека невозможно повлиять, но можно свои эмоциональные вложения в него вернуть себе. И тогда человек и ситуация станут тебе безразличны, неболезненны больше - ну кто-то посторонний, о чем там говорить?

В статье, понятное дело, описывается, как эта работа происходит с психологом, который направляет и формулы подсказывает. А я как любитель самостоятельных экспериментов сразу стала придумывать, к чему это можно применить и попробовать. Я же очень люблю всякие методы работы с прошлым, переписывания его и высвобождения сил. Мне жалко людей, которые застревают в какой-то болезненной ситуации, давно ушедшей - и силы, которые могли бы быть направлены в настоящем на что-то, что приносит радость и удовлетворение,  утекают туда, в фантомные зависимости.

(И я подумала еще, что понятно, отчего мне так легко обошелся развод в первом браке. Я очень любила старого мужа и делала для него очень много, и вся моя жизнь вокруг него строилась. Но я ему говорила то, что он не понимал: моя любовь - это не то, что тебе "полагается", как закон природы. Это то, что я добровольно даю.  Я произвожу эту любовь, у меня есть ее запасы,  и они достаются тебе - у тебя нет возможности ее гарантировать, но есть возможность профукать. Лучше не забывай об этом. И когда он-таки забыл и отчего-то думал, что ему это все полагается, пока же можно побыть козлом - я в один день встала и ушла. Потому что было вот это состояние - не он вызывал любовь, у меня она была -  много в наличии - и она ему доставалась. А когда закончились все "билетики", выдаваемые за козлеж, я эту большую нежность  и внимание взяла и забрала  у него  и унесла с собой, как корзину, наполненную золотым запасом. И стала вкладывать в себя (а потом в любимого мужа). Жизнь моя тогда улучшилась просто мгновенно. Потому что все эти эмоциональные вложения без отдачи стали отнимать последние силы, а когда я их забрала и вложила в себя - эмоциональный капитал начал прирастать и расцветать. И у меня на него даже сержения нет, никаких эмоциональных нитей - будто все аккуратно отрезано ножницами. И Линде пишет об этом - если забрать эмоциональные вложения, исчезают чувства.)

И вот я статью внимательно прочитала, и теперь мне интересно попробовать что-нибудь. Была же у меня работа со  "списком обид" -  я проработала его несколько раз, разными способами, и теперь время от времени  перечитываю, чтобы прислушаться к себе и проверить, на самом деле  это разобрано и ушло или еще втягивает меня назад в ситуацию. И даже детские воспоминания, очень упорные, тоже поддались. А теперь можно ситуации оттуда разобрать вот с этой точки зрения - какие были "эмоциональные инвестиции" и что не получено и поэтому ситуация не отпускала. И посмотреть, что там обнаружится!
yohari: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] gelena_s at Парадоксы
С запахами есть еще одна удивительная ситуация. Те, у кого действительно собственный запах не очень приятный и заметный, сами его почти никогда не чувствуют. И при зрелой психике на сказанное в собственный адрес скорее удивляются, чем обижаются. И в противоположность те, кто мучается от собственного запаха, которым кажется, что они невыносимо воняют, на взгляд ближних и дальних ничем особенным не пахнут.

Read more... )


Подписаться
yohari: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] evo_lutio at Тараканы в голове


Тараканы в голове - это и есть баги. ("Баг" - от слова жучок, клоп).

Это ошибки в восприятии и поведении человека, которые ведут к конфликтам.

Баги бывают стабильные и хаотичные, то есть возникающие всегда, при одних и тех же условиях, и проявляющиеся нестабильно, изредка.

Стабильные баги связаны с проблемами личности, хаотичные связаны с плохим состоянием, потерей равновесия, энергетическим истощением.

Любые баги устраняются отладкой двух главных систем человеческой личности: самооценки и локуса контроля.

То самое "сними корону, поправь локус".

То есть, чтобы избавить свою голову (и как следствие поведение) от тараканов, необходимо снять корону и поправить локус.

Давайте рассмотрим три таракана, которых мы не раз уже обсуждали.

Read more... )

yohari: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] evo_lutio at Поведение и имидж
Начну серию постов про поведение и имидж.

Главная ошибка, которая все время в комментариях мелькает, судить по поведению о типе стихии. Вот, дескать, я мягкий, поэтому ДМС быть не могу, несмотря на нос. Или веселый я очень, нельзя мне в ДМО. Или няша я по характеру, не могу в ДЖМ.

Друзья, если ваше поведение не совпадает с типом стихии, значит вас ждет много чудесных открытий и удивительных успехов, когда вы объедините свою одежду, поведение с типом лица. Тело тоже важно, но лицо сигнализирует людям о вашем архетипе быстрей, создавая коридор ожиданий и призму восприятия. Поэтому тело важно тоже подгонять под стихию, а лицо можно оставить в покое, если нет уродств. То есть очень неправильный прикус исправить невредно, а вот большой нос пусть будет, не уменьшайте его, выразите своему лицу принятие, оно это запомнит (и отблагодарит, потом расскажу, как это происходит) Примите с удовольствием свой нос, рот, глаза и подбирайте поведение под это все. А не наоборот, как женшины любят: я чувствую себя няшенькой, поэтому перекрою лицо у пластического хирурга. Или мужчины: чувствую себя мачо, поэтому бороду отращу, закрыв нежный рот и мягкий подбородок, и брови насуплю. Нет, надо учиться чувствовать себя в гармонии со своим лицом: мягким или пожестче, взрослым или юным.

Как менять поведение?
Read more... )
yohari: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] transurfer at Самость
Меня на днях человек в личке спрашивал, что из себя представляет самость. Вот хорошая статья на эту тему.

Всем нам знакомы сияющие моменты ясности и равновесия, которые случаются и в нашей собственной жизни, и в жизни наших клиентов. Они возникают время от времени и продолжаются недолго. Вне зависимости от того, как мы попали в это состояние, внезапно у нас появляется ощущение внутренней наполненности, и наше сердце по-новому открывается миру, хотя секундой раньше ничего этого не было. Непрерывный, навязчивый внутренний диалог прекращается, и мы переживаем ощущение спокойного, бескрайнего пространства, как будто наш ум и сердце расширились и озарились ярким светом. Иногда эти мимолетные переживания проявляются в форме ясной и спокойной уверенности в том, что на самом деле с этим миром все в порядке, а значит и с нами – лично со мной и с вами! – тоже все хорошо, как и со всем человечеством, обреченным вечно сражаться с собственным несовершенством. Иногда нас словно накрывает волной радостного чувства единения с другими людьми, которая смывает и уносит с собой раздражение, недоверие и тоску. Мы чувствуем, что стали собой, обрели свое истинное я, свободное от внутренней какофонии, которая обычно мешает нам жить.

Большую часть жизни чаще всего мне удавалось соприкоснуться с переживаниями подобного блаженного единства с миром на баскетбольной площадке. Именно из-за этих недолговечных моментов, когда я входил в состояние, в котором все внутренние критики умолкали, а тело само знало, что ему делать, с годами у меня развилась баскетбольная зависимость. Я обретал безоговорочную уверенность в своих способностях, переживал ощущение радости и благоговения перед спонтанностью бытия здесь и сейчас.

Став семейным терапевтом, я стремился ощутить нечто подобное во время сессий с клиентами. Однако, работа казалась мне тяжелой, вызывала фрустрацию и забирала энергию. Я полагал, что должен изменить внутреннюю структуру обращавшихся ко мне семей, используя силу собственной личности, наладить нарушенные взаимоотношения и избавить клиентов от блоков в их коммуникативных паттернах. Я думал, что мне необходимо изменить моих клиентов исключительно с помощью силы воли и интеллекта. Я считал, что должен разгадать скрытый смысл их симптомов, найти решение проблемы и помочь им сделать выбор. К тому же, в мои задачи входило еще и создание мотивации для выполнения домашних заданий, которые я им давал, а также умение не испытывать раздражения, когда они это домашнее задание не делали. Я испытывал не пиковые переживания, а постоянное выгорание, считая себя ответственным за то, чтобы в жизни моих клиентов происходили перемены, причем происходили быстро.

Затем, в начале 1980-х, я стал замечать, что когда прошу некоторых клиентов с пищевыми расстройствами описать, что с ними происходит во время приступов переедания и последующего вызывания рвоты, они рассказывают о продолжительных внутренних диалогах между тем, что они называли разными частями своей личности. Я был заинтригован. Одна из моих клиенток, Диана, спросила у пессимистической части личности, почему та все время повторяет ей, что она безнадежна. Голос ответил, что говорит такие вещи, чтобы она никогда не совершала рискованных поступков, и таким образом защищает ее от возможной боли. Это взаимодействие показалось мне перспективным. Если у внутреннего пессимиста действительно благие намерения, то у Дианы есть возможность договориться с ним и отвести ему другую роль, подумал я. Проблема была в том, что Диана не желала договариваться. Она злилась на этот голос и повторяла, чтобы тот оставил ее в покое. Когда я спросил Диану, почему она так грубо с ним обращается, та разразилась долгой тирадой о том, как голос мешает ей на каждом шагу, превращая жизнь в бесконечную полосу препятствий.

И тут я внезапно понял, что на самом деле говорю не с Дианой, а с той частью, которая постоянно борется с пессимистом. Ранее Диана уже рассказывала мне, что внутри нее идет постоянная война между голосом, который подталкивает ее к достижениям, и пессимистом, который твердит ей, что это все бесполезно. Возможно, первая, более агрессивная часть вышла на поверхность, пока Диана пыталась говорить с пессимистом?

Я попросил Диану сфокусироваться на голосе, который сердился на пессимиста, и попросить его не мешать ей вести переговоры с пессимистом. К моему удивлению, голос согласился «отойти в сторону», Диана тут же перестала испытывать по отношению к пессимисту гнев, еще недавно полностью владевший ею. Я спросил Диану, что она сейчас чувствует по отношению к пессимисту, и мне показалось, что ответил совсем другой человек! Спокойным, полным нежности голосом она сказала, что благодарна пессимисту за то, что тот пытается защитить ее, и что ей очень жаль, что ему все время приходится трудиться. У нее сильно изменились выражение лица и поза, вся она словно наполнилась мягким сочувствием. С этого момента переговоры с внутренним пессимистом протекали легко.

Я попробовал применить процедуру «отхода в сторону» при работе с другими клиентами. Иногда нам приходилось просить два или три голоса не вмешиваться в переговоры, и только после этого клиент входил в то же состояние, что Диана, но рано или поздно мы обязательно туда попадали. Когда клиенты входили в это спокойное, полное сострадания состояние, я спрашивал у них, какой голос или какая часть присутствует здесь и сейчас. Все они отвечали мне что-то вроде: «Это не часть, и не голос. Скорее, это я настоящий. Тот, кем я на самом деле являюсь».

Следующие два десятилетия я посвятил разработке методов, помогающих клиентам обретать это состояние, а также практиковался в том, чтобы входить в это состояние самому, поскольку обнаружил, что главным фактором, влияющим на то, насколько быстро клиенты могут получить доступ к своей Самости*, является степень моей собственной соединенности с Самостью. Если я сам способен ощущать глубокое присутствие, идущее изнутри, не тревожиться о том, что я делаю, кто контролирует процесс терапии или о том, правильные ли с терапевтической точки зрения вопросы решает мой клиент, то и реакция моих клиентов говорит о том, что моя связь с Самостью становится для них своего рода камертоном и помогает пробудить подобную связь внутри себя. Каждый клиент стремится соединиться именно с глубоким, истинным и наполненным верой присутствием терапевта – терапевта, без лишнего личного груза и багажа.

Самость в кабинете терапевта

Моя первая встреча с клиенткой по имени Марджи, страдающей анорексией, произошла в реабилитационном центре, где я работаю психологом-консультантом. Марджи боролась с анорексией уже 19 лет и обнаружила, что как только начинает лучше относиться к себе, то сразу же перестает есть. Перед сессией с ней я сфокусировался на собственном внутреннем мире, чтобы найти центр, и услышал хорошо знакомый голос страха, который сказал мне, что эта клиентка явно очень уязвима, и я не должен делать ничего, что могло бы ее расстроить. Я сказал этой части себя, что постараюсь быть очень внимательным к состоянию клиентки, попросил довериться мне и позволить моему сердцу открыться. Сконцентрировавшись на области сердца, я ощутил, как с приближением начала сессии образовавшаяся на нем защитная корка постепенно тает. Появляются приятные ощущения в области груди и живота, вибрирующая энергия в руках и ногах. Когда Марджи заходит в кабинет и садится напротив меня, я спокоен и уверен в себе.

Выглядит она просто чудовищно, из носа торчит трубка, по которой поступает питание. Движения скованные и угловатые, во взгляде читается беспокойство. Стоит мне увидеть ее, как я ощущаю огромное сострадание к ней и глубокое уважение к тем частям, которые относятся ко мне с недоверием и, возможно, не хотят работать со мной. Я не рассчитываю на какой-то конкретный результат от этой сессии. Мне хочется помочь Марджи, но я готов к тому, что она может не захотеть открыться мне. Мне любопытно, что является причиной ее анорексии все эти годы, но вместе с тем я точно знаю, что причина очень веская. Чувствую, как энергия безо всяких слов выходит из моего сердечного центра и устремляется к ней, верю, что на каком-то уровне она тоже сможет почувствовать это. Я уверен, что если мне удастся и дальше пребывать в этом состоянии, то, что должно случиться произойдет само собой, и мне не надо будет делать что-то специально.

Я представляюсь и говорю клиентке, что хорошо умею помогать людям, у которых есть части, заставляющие их отказываться от еды. Потом спрашиваю у Марджи, где находится голос анорексии в ее теле, и что она чувствует по отношению к нему. Она прикрывает глаза, говорит, что голос находится в желудке, и что она злится на него. Добавляет, что голос собирается убить ее, и что она ничего не может с этим поделать. Приступ страха сжимает меня изнутри, и знакомый голос внутри меня произносит: «Он хочет убить ее и пока что у него все получается! А вдруг ты скажешь что-то такое, от чего он станет действовать еще активнее?» И вновь я быстро успокаиваю свой страх, говоря: «Доверься мне! Помни, что если я сохраняю присутствие, то всегда происходит нечто хорошее». Живот тут же расслабляется, и я ощущаю в теле мягкую, текучую энергию.

Спокойным, уверенным голосом я говорю Марджи: «Вы имеете полное право злиться на ту часть, которая представляет собой расстройство пищевого поведения, потому что она говорит, что хочет испортить вам жизнь или даже убить вас. Но сейчас мы просто хотим получше узнать ее, а это сложно сделать, пока вы злитесь. Мы не будем давать ей больше сил, просто узнаем поподробнее, почему она хочет убить вас. Давайте посмотрим, захочет ли та часть, которая злится, довериться мне и вам на несколько минут. Посмотрим, захочет ли она немного расслабиться и просто понаблюдать за тем, как мы будем знакомиться с частью, отвечающей за анорексию». Марджи соглашается, я спрашиваю, что она сейчас чувствует по отношению к анорексии, а она отвечает, что устала сопротивляться ей. Я предлагаю ей попросить и эту часть расслабиться и отойти в сторону, а затем проделать то же самое еще с одной частью, которую очень беспокоит анорексия. Удивительно, но каждый раз, когда она просит очередную часть отойти в сторону, та слушается Марджи, несмотря на ее тяжелое состояние. Наконец, на мой вопрос «что вы сейчас чувствуете по отношению к части, отвечающей за анорексию?», она отвечает полным сочувствия голосом «Кажется, я хочу помочь ей».

В тот момент во время сессии, когда клиент внезапно получает какую-то степень доступа к Самости, у меня всегда по коже бегут мурашки. До этой секунды мне приходилось постоянно успокаивать мой страх и моего собственного внутреннего пессимиста, которые с появлением каждой новой части Марджи все больше убеждались в том, что я никогда не смогу помочь клиентке с такой тяжелой симптоматикой и с такой степенью истощения получить доступ к Самости. В момент, когда проявляется сострадательное Я Марджи, все мои части наконец расслабляются и отходят в сторону, потому что я по опыту знаю, что оставшаяся часть сессии пройдет гладко.

Как же я перестал бояться заниматься терапией, надеяться, что клиент отменит сессию и находиться в состоянии хронического опустошения, и начал получать удовольствие от терапии и относиться к ней как к духовной практике, полной переживаний единства и вызывающей благоговение красоты? Как после насыщенной сессии с клиентом мне удается чувствовать себя словно после часа медитации? Как занятия терапией заменили мне игру в баскетбол и стали важнейшим источником состояния потока?

Если отвечать на эти вопросы кратко, то я бы сказал, что с годами я научился доверять исцеляющей силе того, что я называю Самостью, как в моих клиентах, так и в себе самом. Когда в кабинете накапливается критическая масса Самости, как это произошло в случае с Марджи, по моему голосу, взгляду, движениям и общей атмосфере клиенты чувствуют, что они мне глубоко небезразличны, что я знаю, что делаю, что я не буду осуждать их и люблю с ними работать. Следовательно, их внутренние защитники расслабляются, давая больше свободы их Самости, и тогда клиенты начинают относиться к себе с куда большей степенью любопытства, доверия и сострадания.

По мере того, как клиенты налаживают контакт с Самостью, спонтанно меняется характер их внутреннего диалога. Они перестают оценивать себя, перестают пытаться избавиться от громких внутренних голосов или эмоций, которые мучают их, и начинают знакомиться с ними. В такие моменты они говорят мне, что чувствуют себя «легче», что сознание кажется более «открытым» и «свободным». Даже те, кто до этого мало осознавал суть своих проблем, внезапно оказываются способны изменить траекторию собственных чувств и эмоциональной истории, проявляя удивительную ясность и понимание.

Более всего в такие моменты меня поражает не только то, что, обнаружив Самость в центре собственного существа, мои клиенты обретают понимание себя, принятие, устойчивость и личностно растут, а скорее то, что те же качества проявляют и клиенты с серьезными нарушениями, у которых обычно подобные изменения происходят нечасто. Когда я учился, в нашей профессиональной сфере было принято считать, что клиентам с действительно ужасным детством, имеющим в анамнезе жестокое насилие и отвержение, проявляющим тяжелую симптоматику, необходим терапевт, который поможет им заново выстроить функционирующее эго, создав его буквально на ровном месте. Нас учили, что у таких клиентов просто нет психологического ресурса, чтобы проделать такую работу самостоятельно, но оказалось, что пережив ощущение собственного центра, даже эти клиенты начинают приобретать реальную силу эго, и мне не приходится делать это за них, навязывая им мои решения. Однако, практически ни одна из западных психологических теорий не может объяснить, откуда у них берется эта новообретенная, потрясающая способность к контейнированию и пониманию их внутреннего хаоса.

Чем чаще это происходит, тем больше я сталкиваюсь с тем, что изначально представляло собой вопросы духовности, о которых невозможно говорить в терминах клинической психотерапии, сфокусированной на решении проблем и снятии симптомов, нацеленной на результат. Я стал изучать литературу по духовности и религии, и обнаружил огромное количество эзотерических текстов святых, искателей, мудрых мужчин и женщин, которые подчеркивали важность медитативных и созерцательных техник для познания своего Я. (Под словом «эзотерический» я понимаю не экзотический или недоступный, а прямое значение этого слова, которое происходит от греческого «esotero», что означает «внутри»). Все эзотерические традиции внутри мировых религий – буддизма, индуизма, христианства, иудаизма, ислама – используют разную терминологию, но говорят об одном и том же: все мы – искры вечного огня, проявления абсолютной основы бытия. Оказывается, что для познания божественного внутри нас – христиане называют это душой или сознанием Христа, буддисты — природой Будды, индуисты – Атманом, даосы – Дао, суфии – Возлюбленным, квакеры – Внутренним светом – часто не требуется многолетней медитативной практики, потому что оно есть внутри всех нас, прямо под поверхностью склонных к крайностям внутренних частей. Как только они соглашаются отделиться от нас, мы внезапно получаем доступ к тому, кем мы являемся на самом деле.

Однако, я также обнаружил, что важнейшим фактором, влияющим на то, насколько быстро клиентам удается получить доступ к Самости, является степень, в которой я сам сохраняю полное присутствие и действую из Самости. Именно качество присутствия и составляет тот самый исцеляющий элемент психотерапии, вне зависимости от того, какой метод практикует или какую философию исповедует терапевт.

Препятствия на пути к сохранению контакта с Самостью

Однако, сохранять связь с Самостью при работе с клиентами сложно. Нам вбивают в голову такое количество идей о клиентах и о том, как работать терапевтом, что в результате мы лишь испытываем все больше страхов и отстраняемся. Руководство DSM-IV вынуждает нас концентрироваться на самых пугающих и патологических аспектах наших клиентов. Все наше обучение направлено на выработку навыка постоянно отслеживать свое состояние, чтобы не сделать чего-нибудь непрофессионального, например, чтобы не дай Бог не сказать клиентам, что мы чувствуем по отношению к ним, или не начать говорить о своей собственной жизни. Мы все время настороже, постоянно следим, чтобы клиенты не нарушили наши терапевтические границы и не смогли заглянуть за наши профессиональные маски.

Помимо того, что нас учат именно так смотреть на клиентов и относиться к ним, мы приносим в кабинет огромное количество личного багажа, который с легкостью активируется историями или поведением клиентов, и является еще одной причиной потери связи с Самостью. С этими проблемами нам придется разобраться, если мы хотим работать из Самости. Например, на заре моей работы с людьми, пережившими насилие, я предлагал им принять напуганные детские части, которые застряли во времени совершения насилия. Мои клиенты очень эмоционально описывали жуткие сцены, свидетелями которых им пришлось стать, некоторое время я слушал, а потом замечал, что отвлекаюсь на грезы или мысли о том, что мне нужно сделать вечером. Поскольку мои клиенты были поглощены собственным внутренним миром, я полагал, что неважно, насколько часто я отвлекаюсь во время работы, хотя как-то раз один из клиентов пожаловался, что я как будто не полностью присутствую в кабинете.

Но потом тяжелый личный кризис привел меня в терапию, и я провел полтора года в кабинете психотерапевта, причем большую часть времени просто плакал. Лишь тогда я наконец-то познакомился с горюющими, униженными и до смерти напуганными частями себя самого, которые до этого пытался похоронить заживо. По мере того, как я начал помогать этим раненым мальчикам, защищавшие их голоса постепенно стихли. Высокомерный интеллектуал, яростный бунтарь, мотивированный карьерист, и даже презрительные и назойливые критики, которые постоянно твердили мне о том, что я ненормальный – все эти части личности получили новые роли.

Вскоре после этого я стал замечать, что могу оставаться с клиентами даже в те моменты, когда они испытывают сильную боль, потому что я перестал бояться своей собственной боли. Если я замечаю, что начинаю отвлекаться, то могу напомнить отвлекающей меня части, что такая помощь мне больше не нужна, и тут же возвращаюсь в здесь и сейчас. Теперь мои клиенты чаще рискуют, заходят во внутренние пещеры и заглядывают в бездны, которые раньше обходили стороной, потому что чувствуют – я буду рядом с ними на протяжении всего их путешествия. Мое присутствие дает им постоянную возможность соприкасаться и принимать уязвимость, которую они пробуждают во мне, позволяя мне по-настоящему глубоко ценить их смелость, а также их страх и стыд. Все чаще и чаще я чувствую, как мне на глаза наворачиваются слезы сострадания и радости посреди сессий, и я все меньше боюсь, что клиенты заметят это и поймут, насколько они мне небезразличны.

Разумеется, все это куда сложнее, чем я говорю. Ни для кого из хотя бы наполовину честных с собой терапевтов не секрет, что клиенты пробуждают в нас так же много неприятных чувств, мыслей, вызывают у нас предрассудки, негативные ассоциации и неуместные импульсы, как и мы у них. Мы не просто, как и все остальные представители нашего вида, подвержены разнообразным потокам заразных эмоций, которые типичны для практически всех взаимодействий между людьми, но в силу нашей профессии имеем и особые слабые места. К примеру, предполагается, что мы будем идеальны – по крайней мере во время сессии – будем зрелыми, альтруистичными, восприимчивыми, спокойными, ясно мыслящими, добрыми, оптимистичными и мудрыми, насколько бы неприятно, враждебно, эгоистично, неразумно, по-детски, отчаянно не вели себя наши клиенты, отказываясь сотрудничать с нами.

У меня сессия с клиенткой, которая высоким, визгливым голосом жалуется (как это с ней часто бывает) на свою тяжелую жизнь. Чувствую острый укол раздражения. Эта женщина очень богата, у нее много слуг и большую часть времени она занимается походами по магазинам, а также ведет активную светскую жизнь. Сегодня она недовольна античной вазой, которую только что купила за 20 000 долларов и поставила в гостиной. Я же – бедный терапевт, надрываюсь на работе и едва свожу концы с концами, чтобы иметь возможность оплатить детям обучение в колледже. На самом деле я знаю, что в детстве мою клиентку постоянно отвергали и не замечали, и теперь эта одинокая маленькая девочка рыдает, в надежде что хоть кто-то обратит на нее внимание, но сейчас мне хочется заорать, чтобы она заткнулась и перестала ныть. Как мне вновь обрести равновесие, когда этот злобный голос праведного негодования так мощно проникает в мое сознание?

В другой день ко мне приходит пара – оба очень успешные, амбициозные перфекционисты. В особенности мужчина кажется мне крайне уверенным в себе, доминантным, убедительным. Так он ведет себя и в семье, и это одна из причин, почему у супругов начались разногласия. Я чувствую ту его часть, которая никому не может позволить оказаться «сильнее», включая и меня, поэтому тон нашего разговора постепенно становится напряженным, как будто он видит во мне соперника. Чувствую, как попадаюсь к нему на крючок и сам начинаю состязаться с ним, пытаясь оспорить его аргументы своими доводами. Что я могу сделать прямо сейчас, чтобы наш разговор не превратился в борьбу, из которой никому из нас не выйти победителем?

Красивая молодая девушка приходит ко мне в первый раз. Ловлю себя на том, что смотрю на нее чаще, чем на других клиентов, и в голове возникают романтические фантазии сексуального характера. Поскольку среди моих клиентов очень много жертв сексуального насилия, я слишком хорошо знаю, какой вред такие энергии могут нанести ей и еще не сформировавшемуся между нами доверию. По опыту я знаю, что нет смысла ругать себя за такие мимолетные приступы, и в результате просто трачу больше энергии на то, чтобы не чувствовать то, что я чувствую, чем на работу с клиенткой. Как же мне перестать смотреть на нее, как на объект, и восстановить связь с Самостью?

Изо дня в день мы подвергаемся мощным провокациям, поэтому нам необходимо найти способ оставаться хорошо заземленными и открытыми, не давая эмоциональному реагированию завладеть нами. Нам нужно научиться соприкасаться со своим центром, с самой сутью нашего существа, которая станет килем и не даст нашему кораблю перевернуться во время шторма, поможет нам скользить по волнам, не уходя под воду. Невозможно центрироваться и установить контакт с тем, что я называю Самостью – с глубинными основами нашего существа – если мы будем пытаться сглаживать, подавлять, отрицать или разрушать чувства, которые нам не нравятся в самих себе или в других людях.

Если вы хотите познать свою Самость, то вам не избежать встречи с внутренними варварами – такими нежелательным частями нас самих, как ненависть, ярость, граничащее с самоубийством отчаяние, зависимости (от наркотиков, еды или секса), расизм и другие предрассудки, а также чуть менее осуждаемыми чувствами печали, вины, депрессией, тревожностью, самоуверенностью и ненавистью к себе. Годы практики неизменно преподают мне один и тот же урок: необходимо прислушиваться и постепенно приходить к принятию этих нежелательных частей. Если нам это удастся, и мы не будем пытаться убежать от всех этих неприятных вещей, то рано или поздно сможем трансформировать их. Как ни парадоксально, но в процессе работы с клиентами терапевты испытывают огромное облегчение, когда им удается подружиться со своими мучителями и перестать постоянно ругать себя. Пройдя путем болезненных испытаний и совершив множество ошибок при работе с клиентами, я понял, что нельзя относиться к симптомам и проблемам клиентов как к эмоциональному мусору, который необходимо выбросить из системы. Зачастую случалось так, что чем сильнее я поддерживал клиентов в их попытках избавиться от разрушительной ярости и суицидальных намерений, тем более сильными и навязчивыми становились эти чувства. Иногда они на некоторое время уходили под поверхность, но лишь за тем, чтобы проявиться в другое время и в другой форме.

Напротив, оказалось, что те же деструктивные или полные стыда части реагировали куда более позитивно и доставляли намного меньше проблем, когда я начинал относиться к ним как к самостоятельным сущностям, со своей жизнью, как к реальным людям, у которых есть своя точка зрения и которые руководствуются определенной логикой. Лишь тогда, когда мне удавалось отнестись к ним со смирением и дружеским желанием понять их, я начинал осознавать, почему они причиняют столько страдания моим клиентам. Я обнаружил, что если мне удается помочь человеку соприкоснуться с самыми тяжелыми, самыми ненавистными чувствами и желаниями, сохраняя ум и сердце открытыми, эти ретроградные эмоции оказывались не только обоснованными и необходимыми для внутренней, психологической жизни клиента, но и начинали спонтанно превращаться в нечто более доброкачественное.

Раз за разом я наблюдаю, как происходит один и тот же процесс: я помогаю клиенту начать внутренний диалог с его внутренними частями, испытывающими ужасные, осуждаемые обществом чувства, узнаю, почему эти внутренние части несут в себе столько ярости или разрушительной аутоагрессии, и постепенно эти части успокаиваются, смягчаются, а потом оказывается, что они еще и несут в себе много ценного. Во время этой работы я постоянно обнаруживаю, что ни у одного человека нет однозначно «плохих» частей. Даже самые ужасные импульсы и чувства – тяга к алкоголю, компульсивное нанесение порезов себе самому, параноидальная подозрительность, фантазии о совершении убийства – проистекают из тех частей личности, которые могут рассказать целую историю и обладают способностью стать чем-то позитивным и полезным в жизни клиента. Цель терапии состоит не в том, чтобы от чего-то избавиться, а в том, чтобы трансформировать это.

Когда я больше узнал о природе таких экстремальных частей моих клиентов и благодаря этому научился доверять исцеляющей силе их Самостей, то испытал освобождение. Пропала необходимость давать ответы на все вопросы или бороться с импульсивными желаниями клиентов. Как будто раньше я был мотором и пытался провести катер терапии через шторма и огромные волны, а потом мне вдруг удалось выбраться на палубу, поднять парус и позволить мудрому и ласковому ветру нести меня и моих клиентов в совершенно непредсказуемом направлении. Поначалу мне было очень нелегко отпустить желание контролировать происходящее и перестать ставить конкретные цели для каждой сессии, но теперь я наслаждаюсь духом приключений, которым проникнута моя работа. Если по-настоящему доверяешь потоку, то ему легко следовать.

Сбросив с плеч избыточный груз ответственности, я обнаружил, что снова могу дышать! Наконец-то расслабившись и отодвинув в сторону все свои внутренние диагнозы, стратегии, техники и мотивации, я смог просто наслаждаться тем, что я такой, какой есть. По иронии судьбы клиенты тоже получают куда больше удовольствия от общения со мной и испытывают меньшую степень сопротивления, когда я так себя веду, потому что чувствуют мою естественность и отсутствие каких-либо четких целей, которых нужно достичь любой ценой. Со временем клиенты начинают наслаждаться связью между нашими Самостями, которую они чувствуют, если я по-настоящему присутствую.

Однако поддерживать присутствие такого качества очень сложно. Мало того, что клиенты задевают те или иные внутренние части терапевта, так ведь есть еще и ваша внешняя жизнь, которые тоже активирует больные точки. Фундаментальная работа одного из ведущих специалистов по психологии развития Джона Готмэна показала, что именно способность восстанавливать отношения с близкими людьми после неизбежных разрывов и составляет основу близости и успешных отношений – то же самое происходит и в наших отношениях с клиентами. Терапия практически всегда непохожа на чудесный, непрерывный танец для двоих между терапевтом и клиентом. Чаще всего она скорее похожа на череду мелких дорожно-транспортных происшествий и опасных для жизни аварий, а время от времени – настоящих крушений. Терапевтическая работа продвигается именно благодаря этим разрывам – непониманию, растерянности, непроявленным конфликтам, борьбе за власть и разочарованиям, которые происходят как внутри клиента и терапевта, так и непосредственно между ними. Затем эти разрывы преодолеваются, и благодаря чередованию разрывов и восстановления и происходит прогресс в терапии.

Однако, иногда терапевты забывают, что не только клиент может неправильно понимать их и импульсивно реагировать. Терапевты, работающие в том же подходе, что и я, считают аксиомой следующее: каждый раз, если в терапии возникает проблема, значит, в работу вмешивается какая-то часть, но мы никогда не знаем, кому она принадлежит. Иногда активизируются своенравные, гневные, испытывающие страх или заблуждающиеся части нашего клиента. Между тем, не менее вероятен и другой вариант: в игру включились защитные части терапевта, он сам этого не осознает, а клиент просто реагирует на разрыв контакта.

Исцеляющее Я в действии

Больше жж запостить не дает, читайте продолжение по ссылке


На сайте есть еще хорошая статья Депатологизация пограничного клиента

К слову, вспомнился мудак Ялом и его самолюбование - как он бедный страдал от вида толстухи и как он героически преодолевал свое отвращение. Сравните Ялома и автора статьи, сделайте выводы, чем грамотный терапевт отличается от мудака.
yohari: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] olegmatveev at Но прощение – это не высвобожденная ненависть, как и не благостное сю-сю
Не мог не перепостить. Выделения жирным в тексте мои - ОМ.

* * *

Одна девушка пришла на прием к психологу лучезарной няшей, простившей своих обидчиков, а вышла от него злобной звонкой стервой – перековалась за один сеанс.



Психолог пишет об этом с гордостью, потому что помог девушке стать настоящей — нуачо она как придурошная вся на позитиве, фу и буэ.

«У тебя есть право на ненависть и ярость!» — психолог вбивает в череп сверкающий гвоздь, и под куполом разливается истеричное торжество, услужливо питаемое давней болью.

Ненависть – высокооктановое топливо, сердце мигом трансформируется в мотор под него, и мощный ток витальности проходит сквозь тело. Очень освежает.

Дальше психолог вручает девушке дилдо и руководит дальнейшим освобождением. Триумф не замедлил, короче.

Психолог довольна пациенткой, собой, ремеслом и вообще. Пациентка стала вся сильная тигрица, и пусть в ноздрях ее теперь обжигающий пар ненависти и презрения к своим прошлым обидчикам, зато отныне она не даст себя в обиду никому.

К этому психологу, прочитав ее текст, разлетевшийся по рунету, побегут, теряя тапки, а то задрал уже позитив.

Тот, предыдущий терапевт, что вылепливал этой девушке лаковую скорлупочку из задушевного сю-сю «понять и простить, простить и отпустить» делал, что умел. Девушку в детстве отчим юзал не по-детски, а мама знала, но ничего не делала, но каким-то образом психолог убаюкал боль, обрядил девушку в психоскафандр из папье-маше, и выпустил в мир: не острая депрессия – и ладно, дальше видно будет.

А дальше последовало вот это описанное выше освобождение ненавистью.

Ну, чередование методов, не могло не сработать — хотя бы на временную ремиссию.

Я не осуждаю, каждый психолог делает что умеет, как умеет и кто ж ему запретит, он же помочь хочет. Ну, или впечатлить. Или самоутвердиться. Или своим обидчикам мстит, запуская вирус ненависти.

А люди что — люди во все времена предпочитают тех психологов/ораторов/чародеев, кто вкладывает в руку наиболее эргономичную кнопку управления собственной жизнью. Управления или иллюзии управления – сперва не отличить. Да и вообще, поскольку большинство живет ощущениями, а не рацио, иллюзия даже предпочтительнее, потому что доставляется в центры удовольствия по vip-коридору.

Поэтому, психолог, взломавшая глазированной экзоскелет квази-прощения всегда будет более востребована, хотя она ровно такой же читер в терапии сведения счетов, как и ее лучезарненький антипод.

Потому что прощение – это другое. )

yohari: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] aleforion at Про боль
Прочла у Олега Матвеева замечательную статью, которая стала волшебным пендалем дописать наконец свои мысли по этому же поводу. Мыслей не особо много и они не сильно причёсаны. Удивила очередная синхрония, когда занимающая тебя тема в режиме он лайн излагается другим автором, да так, что кажется, добавить нечего. Но я попробую...
47436680169318_1360945342_tomasz-alen-kopera-fetters-of-freedom
Пока тебе больно, те, кто причинил тебе эту боль, имеют власть над тобой. Жажда отмщения связывает по рукам и ногам. И зов к справедливости тоже держит невидимыми крепкими связями. Но стОит понять, что "они" всё равно получат, - так устроена система, - но уже не от тебя, становится "справедливо". Здесь есть нюанс - не хотеть им этого. И быть готовой к тому, что обидчики возмездия не получат.

"Получат не от меня? Прекрасно. Не получат? Пусть так. Главное, что меня уже в этой цепочке не будет,Read more... )

yohari: (Default)
Случайно наткнулась на историю, зачиталась, и так тюркнуло, что надо сохранить! Почему-то вспомнилось 'Похороните меня за плинтусом'

Страшная Маша. (Автор: Алёна Жукова)

Ее никто не любил, кроме, конечно, мамы и бабушки, а что им оставалось делать — такая уродилась, а вот папа не выдержал, сбежал. Мама говорила, что ни один мужик с таким чудовищем в одном доме находиться не сможет.

Read more... )
yohari: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] miumau at Визуализация собственного выздоровления по Саймонтону



Продолжаю рассказ про систему доктора Саймонтона. Он применял ее к онкологическим пациентам. Но опыт показал, что этим методом можно бороться с любыми болезнями, и вообще с целым рядом проблем.

Почему здесь предлагают рисовать, называя это словом "визуализация"?


Большинство людей под словом "визуализация" понимают некую духовную практику, при которой человек пытается сосредоточиться на некоем образе. с такой силой, что в какой-то момент начинает явно видеть его перед своим мысленным взором. Эти "видения" могут быть очень реалистичными. Но эта практика требует большой концентрации.

Главный "клиент" в данном случае - тяжело больной человек, в тяжеленном состоянии. Большинство людей, заболевших онкологическим заболеванием, прекрасно умеют себя доламывать: амбициями, перфекционизмом и трудоголизмом. А над такими словами как "медитация" многие из них всю жизнь смеялись. Когда они приходят к этому методу, они уже в отчаянии. С ними уже много чего сделали и делают, большинство пережили тяжелые операции, проходят химию и облучение. Кто это проходил, знает, что часто в таком состоянии невозможно даже читать книжку. Сил очень мало, способность концентрироваться - почти нулевая. Настроение трагическое. Боевого духа нет. В такой момент "учиться медитировать" - бесполезно. Да и те, кто когда-то успешно пробовал медитировать, часто в этот момент не могут этого сделать. Это все слишком сложно, слишком абстрактно.

А вот взять и нарисовать - это понятно. Поэтому здесь пользуются простыми и понятными методами. Визуализация означает - изобразить. Когда пытаешься что-то изобразить, этот процесс увлекает. Человек занят делом, он думает о том, что рисует. Представляет, прикладывает творческую мысль. Поэтому он как бы внутренне переживает то, что изображает. Собственно это все и работает, как медитация. Человек весь настраивает себя на то, что пытается изобразить, отвлекается от темных мыслей, погружается в светлые. В процессе он активизирует свою веру, надежду, оптимизм.

дальше )

Profile

yohari: (Default)
yohari

April 2017

S M T W T F S
      1
2345 67 8
9101112 13 1415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 10:53 am
Powered by Dreamwidth Studios